G-Force Motorsport

Пено – на всех колёсах и немножко на боку

21.02.2017 14:49

Итак, после предыдущей тренировки мы, практически не отпуская педали газа, отправились... на ещё одну тренировку: на ралли «Пено».

В Пено приехали три экипажа SUPROTEC Racing: Борис Гадасин с Даном Щемелем – «нулевым» судейским экипажем, на G-Force Bars (это новое название прототипа New Line +); Роман Брискиндов с Игорем Петенко – тоже «нулями», на G-Force Proto предыдущего поколения, и Андрей и Владимир Новиковы – в «боевом» канале на раллийном Mitsubishi Lancer. Как говорит Борис Гадасин, на трассе, которая разбивается целым спортивным каналом, тренировка получается гораздо эффективнее, чем на специально перекрытом для одной команды тестовом участке.

Братья Новиковы после долгого перерыва в классическом ралли проехали пять спецучастков, а заключительный, шестой, доп организаторы отменили. Все тренировочные задачи экипажа к этому моменту были выполнены, поэтому Новиковы просто не стали ставить автомобиль в закрытый парк, а оформили сход: всё равно никаких спортивных задач мы в Пено не решали.

Роман Брискиндов впервые вернулся на спортивные трассы после двухлетнего перерыва. Более того, это был первый совместный выезд вместе с Игорем Петенко. А для Игоря это был первый опыт в ралли – накануне гонки Дан Щемель провёл для Петенко краткий курс молодого штурмана, объяснив, что такое стенограмма, и как её читать. Всё получилось просто отлично: экипаж сработался, Роман вспомнил, чем отличается педаль газа от педали тормоза, Игорь ни разу не перепутал повороты – словом, потренировались очень плодотворно.

Борис Гадасин с Даном Щемелем тоже очень довольны итогом тренировки, несмотря вот на такую красивую картинку:

Б.Гадасин: «Я в первый раз был в Пено, и здешние дорожки оказались достаточно интересными. Были и скоростные отрезки, и закрученные, один доп был 31 км – вполне себе микро-рейдовый спецучасток. Если бы колея нашей машины совпадала с раллийными, было бы не так интересно, но наша машина на 10-20 см шире, чем все раллийные, поэтому она себя вела как в кегельбане: даже в нулевых и первых поворотах машину бросало очень сильно, она пыталась выпрыгнуть из колеи, и приходилось очень интенсивно работать, особенно на высокой скорости.

СУ6 был отменён, потому что для раллийных машин колея оказалась слишком глубокой. А для нас это как раз была та степень разбитости спецучастка, которая уже ближе к рейдовой. Канал был остановлен, и нас организаторы отправили открывать доп, который проводился в дорожном режиме. Поскольку гонка закончилась, и мы свои обязательства, как судейский автомобиль, уже выполнили, мы позволили себе ехать по полной программе и поискать предел.

Ехали в очень приличном темпе. На трассе – узкая колея для раллийных машин, глубокая. Ну и в очередном повороте я так оптимистично встал левым колесом в колею, и оказалось, как уже было не раз до этого, что правое колесо у меня идёт по брустверу. А в том месте бруствер был достаточно рыхлый, и нас просто туда засосало, я не смог выйти левее, чтобы из него выбраться. Нас развернуло, и я думал, что машина устоит, но самым последним движением мы аккуратно легли на бочок. На машине ни царапины, даже зеркала не повреждены. Хочу поблагодарить следующий за нами «нулевой» экипаж – Алексея Титова с Андреем Русовым: они поставили нас на колёса, и мы уже спокойно доехали до финиша.

Я очень доволен темпом, который мы показали на этой гонке. На длинном СУ мы проигрывали победителю гонки Сергею Успенскому всего секунду с километра. Для машины, которая на 500-600 кг тяжелее, это хороший темп. На закрученном СУ времена были похуже. Но всё равно мы, как ни странно для меня, уверенно держались в десятке раллийного канала.

Так что тренировка получилась очень насыщенной, и темп наш перед «Северным Лесом» достаточно высок. Я очень доволен и тренировкой в целом, и тем, что мы легли набок – задача была найти предел, мы его нашли. Сейчас мы эти ощущения зафиксировали, чтобы на «Северном Лесе» могли бы атаковать».